ЕАЭС – это достаточно молодое интеграционное объединение. Соответственно нормативно-правовая база продолжает дополняться и совершенствоваться. На данный момент этот процесс является достаточно актуальным, т.к. в законодательстве ЕАЭС остается еще достаточно много «белых пятен». При этом заполнение некоторых пробелов может серьезно улучшить экономическую ситуацию в государствах-членах ЕАЭС.

Для Кыргызской Республики наиболее актуальными являются следующие ограничения и изъятия из Договора о ЕАЭС:

  1. Отсутствие признания пробирных клейм государств-членов при осуществлении взаимной торговли ювелирными изделиями на таможенной территории Союза.

В Кыргызской Республике большой потенциал для развития ювелирной отрасли. В настоящее время насчитывается около 255 месторождений золота, общие запасы которых составляют 2 тысячи 149 тонн. Основная часть золота добывается на высокогорном руднике Кумтор, который занимает 3 место по добыче золота в Содружестве Независимых Государств и 22 место в мире. В последние годы добыча золота устойчиво сохраняется на уровне 18-20 тонн золота в год.

Динамичное развитие и подъем ювелирной отрасли Кыргызской Республики были отмечены в период с 1998 года по 2009 год.

Однако после 2009 года отмечается спад производства ювелирных изделий из драгоценных металлов отечественного производства, и, соответственно, значительный рост импорта ювелирных изделий.

При этом, по информации Департамента драгоценных металлов Министерства финансов Кыргызской Республики, в 2017 году увеличилось количество субъектов предпринимательства, занимающихся операциями с драгоценными металлами и драгоценными камнями.

Так, по статистике 2017 года 877 субъектов предпринимательства занимаются операциями с драгоценными металлами и камнями (в 2016 году - 608). Также в 2017 году увеличены субъекты предпринимательства, занимающихся изготовлением ювелирных изделий. Их количество составляет 37. Это свидетельствует о наличии потенциала развития ювелирной отрасли в Кыргызстане.

В то же время, в Кыргызской Республике существует проблема нехватки сырья для местного ювелирного производства. В настоящее время все золото, которое добыто на месторождении Кумтор экспортируется в третьи страны. В связи с этим, сырье приходится импортировать, что увеличивает конечную стоимость ювелирных изделий, произведенных в Кыргызстане.

По информации Департамента драгоценных металлов Министерства финансов Кыргызской Республики по опробованию и клеймению ювелирных и других (бытовых) изделий как внутреннего производства, так и ввозимых для реализации за 2017 год представлена ниже:

Наименование

Золото

Серебро

шт.

кг.

шт.

кг.

Местное производство

53 889

135,5

17783

69,9

Иностранное производство

69 679

398,9

114994

3764,5

Изделия СССР (переклеймение)

804

2,1

-

-

Итого:

124 372

536,5

132 777

3834,4


 

В прошлом году в республике изготовили почти 54 тысячи золотых украшений общей массой 135,5 килограмма, а ввезли 69,7 тысячи. При этом общий вес импортных изделий в три раза выше по весу отечественных — почти 400 килограммов. В то время как в республике произведено золотых ювелирных изделий 136 килограммов.

Таким образом, при экспорте в другие государств-члены ЕАЭС ювелирных изделий, произведенных в Кыргызской Республики из-за отсутствия признаний пробирных клейм ювелиры Кыргызстана несут дополнительные расходы по повторному клеймению. В итоге кыргызские ювелирные изделия оказываются менее конкурентоспособными по сравнению импортируемыми на рынок ЕАЭС ювелирными изделиями. При этом проблема нехватки сырья усугубляет данную ситуацию.

В связи с этим, подготовка соответствующих изменений в Договор о ЕАЭС или отдельного международного договора регулирующего обращение изделий из драгоценных металлов и позволяющего признавать пробы государств-членов ЕАЭС значительно бы изменило положение ювелирной отрасли в Кыргызской Республике. 

Также, для развития потенциала ювелирной отрасли Кыргызской Республики, учитывая нехватку сырья именно внутри страны, от представителей бизнеса было направлено обращение в Евразийскую экономическую комиссию о снижении импортного тарифа на золото, однако оно было отклонено, в связи с наличием золота в достаточном количестве на территории стран ЕАЭС. Однако остается вопрос коммуникации и вопрос взаимодействия заинтересованных сторон. В настоящее время договорно-правовая база в данном аспекте ограничена и не регламентирует создание коопераций по вопросу покупки-продажи золота как сырья. В связи с этим, предлагается рассмотреть вопрос создания единой биржи или создания единой площадки для покупателей и продавцов и налаживания кооперационных связей в данной области. 


Отсутствие равных тарифных условий государств-членов при обеспечении доступа к аэронавигационным и аэропортовым услугам.

Общее воздушное пространство в настоящее время достаточно актуально как для Кыргызской Республики в частности, так и для ЕАЭС в целом. Для развития единого экономического пространства и углубления интеграции воздушный транспорт играет очень важную роль. Воздушный транспорт является самым мобильным и быстрым видом транспорта. При этом воздушный транспорт обладает преимуществом при перевозках товаров и пассажиров на дальние расстояния.

Согласно Протоколу о скоординированной (согласованной) транспортной политике, Приложение № 24 Договора о ЕАЭС общий рынок транспортных услуг – форма экономических отношений , при которых создаются равные и паритетные условия оказания транспортных услуг. При этом согласно пункту 11 указанного Протокола формирование общего рынка услуг должно основываться на принципах справедливой и добросовестной конкуренции, а также недискриминационного доступа авиационных компаний государств-членов к авиационной инфраструктуре.

Однако в настоящее время вопросы тарифов на обслуживание и использование услуг аэропортов и аэронавигации не урегулированы нормативно-правовой базой ЕАЭС. В частности, речь идет не об одинаковых ставках для всех аэропортов ЕАЭС, а о применении разных ставок по отношению к отечественным и иностранным перевозчикам.

Так, например, в Российской Федерации тарифы для иностранных и отечественных перевозчиков различаются, в то время как в государствах-членах ЕАЭС, согласно данным аэронавигационных служб аэропортовые ставки не зависят от принадлежности перевозчика.


Аэропорт

Взлёт-посадка

Авиационная безопасность

Пользование аэровокзалом

Обслуживание пассажиров

ВВЛ российские

МВЛ

ВВЛ российские

МВЛ

российские

иностранные

российские

Иностранные

российские

Иностранные

российские

иностранные

.../т мвм

.../т мвм

.../т мвм

.../т мвм

.../пасс.

.../пасс.

.../пасс.

.../пасс.

.../пасс.

.../пасс.

Москва (Внуково)

190,00 руб.

10,50 долл.

180,00 руб.

6,30 долл.

60,00 руб.

90,00 руб.

8,40 долл.

127,00 руб.

144,00 руб.

 

Москва (Домодедово)

260,00 руб.

11,50 долл.

203,00 руб.

7,30 долл.

75,00 руб.

105,00 руб.

9,00 долл.

233,64 руб.

259,60 руб.

 

Москва (Шереметьево)

178,30 руб.

7,90 долл.

54,60 руб.

3,30 долл.

112,90 руб.

350,00 руб.

8,40 долл.

77,00 руб.

154,80 руб.

 


Для Кыргызской Республики данные ограничения являются достаточно критичными, т.к. Кыргызстан не обладает большим воздушным парком, но в то же время активно развивает данный сектор. Согласно Стратегии развития гражданской авиации Кыргызской Республики на 2013-2020 годы воздушный транспорт Кыргызской Республики является важнейшей составной частью производственной и социальной инфраструктуры, ее эффективное и устойчивое развитие и функционирование необходимым условием обеспечения национальной безопасности, устойчивого экономического роста.

94% территории Кыргызстана занимают горы, что делает гражданскую авиацию, во многом, самым эффективным и удобным видом транспорта в Кыргызской Республике, обеспечивающим сообщение людей, доставку почты, багажа и груза не только внутри республики, но и между регионами Кыргызской Республики и другими странами Союза.

 При этом стоит отметить, что Кыргызстан является одним из основных экспортеров рабочей силы в ЕАЭС и воздушный транспорт также играет важную роль в передвижении рабочей силы. За последние годы, пассажиропоток в Кыргызской Республике значительно вырос, в том числе за счет перевозок в государства-члены ЕАЭС.  Если в 2011 году воздушным транспортом воспользовались 707,9 тыс. чел., то в 2017 году эта цифра достигла уже 1484,5 тыс. чел. 





Все это свидетельствует о том, что ЕАЭС необходимо расширять и дополнять нормативную правовую базу в части устранения ограничений в воздушном пространствею Необходимы равные конкурентные условия для авиаперевозчиков государств-членов ЕАЭС. При этом учитывая, что авиаперевозчики Кыргызстана не обладают большим воздушным парком, а также современным техническим оснащением по сравнению с российскими авиаперевозчиками, повышенные аэропортовые и аэронавигационные сборы делают кыргызских авиаперевозчиков еще более неконкурентоспособными. ЕАЭС уже сделал шаг в данном направлении, утвердив Решением Евразийского межправительственного совета от 14 августа 2017 г. № 2 Плана мероприятий («дорожной карты») по реализации Основных направлений и этапов реализации скоординированной (согласованной) транспортной политики государств - членов Евразийского экономического союза в части воздушного транспорта на 2018 - 2020 годы. Пункты 12 и 13 предусматривают разработку и принятие рекомендаций по созданию равных (недискриминационных условий). Однако, учитывая пункты Договора о ЕАЭС об обеспечении недискриминационного подхода авиационных компаний государств-членов ЕАЭС к авиационной инфраструктуре, видится необходимым и целесообразным разработать акты, которые обязывают государства-члены предоставлять авиаперевозчикам государств-членов режим не менее благоприятный, чем отечественным перевозчикам. 


  1. Разные условия предоставления пенсионных гарантий для трудовых мигрантов - граждан государств-членов ЕАЭС

В настоящее время Договором о ЕАЭС практически не регулируется вопрос пенсионного обеспечения трудящихся государств-членов ЕАЭС. Согласно пункту 3 статьи 98 Договора о ЕАЭС пенсионное обеспечение трудящихся государств-членов и членов семьи регулируется законодательством государства постоянного проживания а также в соответствии с отдельным международным договором между государствами-членами. 

В настоящее время проект Договора о пенсионном обеспечении трудящихся государств-членов ЕАЭС находится в разработке и соответственно регулирование пенсионного обеспечения находится полностью в компетенции национального законодательства. При этом пенсионные законодательства членов Союза развивались независимо друг от друга в течение 25 после обретения независимости каждой из стран. Это наложило свой отпечаток и предопределило тот факт, что пенсионные системы государств-членов имеют свои особенности и отличия друг от друга.


В Республике Армения пенсионная система регулируется Законом Республики Армения «О накопительных пенсиях» от 30 декабря 2010 года № ЗР-244.Отличительно особенностью пенсионной системы Армении является недавнее введение обязательного накопительного компонента, с января 2014 года, а также одинаковый возраст для выхода на пенсию для мужчин и женщин - 63 года. При этом Армения также обладает гибкой системой выплаты как социальных, так и накопительных взносов, в зависимости от величины заработной платы. При этом взносы уплачиваются как государством, так и работодателем.

В Республике Беларусь же большей частью пенсии формируются за счет фонда заработной платы и при этом государственная солидарная пенсионная система превалирует. Основные нормативные акты, регулирующие пенсионную систему в Республике Беларусь Закон Республики Беларусь «Об основах государственного социального страхования» от 31 января № 3563-XII, Закон Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении» в редакции от 4 июня 2015 года.

В Республике Казахстан трехуровневая пенсионная система, которая состоит из базовой государственной пенсии, обязательной солидарной пенсии  и добровольного пенсионного страхования. При этом в Республике Казахстан активно развивается накопительный компонент пенсионной системы. Основной законодательный акт, который регулируют пенсионную систему в Казахстане это Закон «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан» от 21 июня 2013 года № 105-V. 

В Российской Федерации также действует система, предполагающая накопительную часть, которая является добровольной и страховую часть, которая является обязательной. Граждане имеют возможность сами выбирать, как формируется пенсия - только из страховых взносов или страховые взносы и накопительная часть составляют будущие пенсионные выплаты. Отличительной особенностью пенсионной системы России является балльная система и система коэффициентов, которые зависят от трудового стажа и размера заработной платы. Также, в настоящее время проходит новый законопроект, который предусматривает реформу пенсионной системы, которая среди прочих предусматривает повышение пенсионного возраста на пять лет.  В российском законодательстве целый ряд законов регулирует пенсионную систему: ФЗ «О страховых пенсиях» от 28 декабря 2013 года №400-ФЗ, ФЗ «О накопительной пенсии» от 28 декабря 2013 года №424-ФЗ, ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 г. № 175-ФЗ, ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении» от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ.

В Кыргызской Республике как и в Республике Казахстан действует трехуровневая система, состоящая из базовой, страховой и накопительной частей. Специфика пенсионной системы Кыргызстана состоит в том, что по неофициальным данным около 1 млн. человек находятся в трудовой эмиграции и соответственно по возвращению на родину могут претендовать только на базовую часть пенсии. Законодательно пенсионная система республики функционирует в соответствии с Законом «О Социальном фонде Кыргызской Республики» от 2 августа 2004 года № 103, «О государственном пенсионном страховании» от 21 июля 1997 года № 57, а также Законом «О персонифицированном (индивидуальном) учете граждан Кыргызской Республики для целей государственного социального страхования» от 22 декабря 1998 года № 154 и Законом «О тарифах страховых взносов по государственному социальному страхованию» от 24 января 2004 года №8.

Основные параметры пенсионных систем отражены в таблице.


Страна

Модель

Размеры отчислений

Возраст выхода на пенсию

Для работодателя

%

Для работника

%

Из гос. бюджета

%

Муж.

Жен.

Республика

Армения

Государственное

Обеспечение

Накопительная 

__

При з\п до 500 тыс. драмов - 5


Зп*10% - 25 тыс. драмов


При з\п до 500 тыс. драмов - 5 - 25 тыс. драмов


63

63

Республика

Беларусь

Солидарная

28

1

__

60

55

Республика

Казахстан

Солидарная

Накопительная

5

10

__

63

58

Российская

Федерация

Государственное обеспечение

Накопительная

22

__

__

60

55

Кырызская Республика

Базовая

Страховая

Накопительная

15

10


63

58


Таким образом, небольшой сравнительный анализ пенсионных систем показывает, что системы государств-членов ЕАЭС имеют свою специфику и гармонизация принципов начисления пенсий, а также создание условий для экспорта пенсий трудящихся должны являться основной задачей для государств-членов ЕАЭС. При этом стоит принять во внимание, что ситуация осложняется не только различиями в пенсионных системах государств, но также различиями в целом экономик участников интеграционного Союза.

Например, по данным Евразийской экономической комиссии по итогам 2017 года рост ВВП варьировался от 1,6 % в Российской Федерации до 5% в Республике Армения и Кыргызской Республике. Однако среднемесячные номинальные заработные платы в 2017 году в долларах США составили: в Армении 402 доллара, Беларуси – 422 доллара, Казахстане – 459 долларов, Кыргызстане– 230 долларов, в России – 670 долларов. Разница между минимальной и максимальной средней заработной платой около в 2,8 раза.

 Уровень темпов экономического роста, средние заработные платы, средняя продолжительность жизни населения, темпы прироста населения, возрастная структура населения - все эти факторы влияют на выбор той или иной схемы пенсионных отчислений.  

Тем не менее, формирование единого рынка труда в большой степени зависит от степени гармонизации пенсионных систем государств-членов, а также в целом от согласования подходов в данной сфере. Необходима дальнейшая разработка политики в данной сфере, которая позволит координировать действия государств-членов по реформированию пенсионных систем, при этом учитывая социально-экономическую, демографическую и иную специфику каждой из стран. 

При этом государствами-членами было оговорено, что Договор о пенсионном обеспечении будет подписан в 2018 году, однако по информации государственных органов и сообщений в СМИ в настоящее время переговоры и разработка данного Договора продолжается. Однако откладывание данного вопроса негативно влияет прежде всего на качество жизни трудовых мигрантов и способствует развитию серых схем при трудоустройстве иммигрантов, т.к. нет стимула платить пенсионные взносы и трудовые мигранты не мотивированы устраиваться официально.


 Видится целесообразным разработка основных принципов, на которые будут опираться государства-члены при разработке национальной политики, а также разработка общей стратегии ЕАЭС по гармонизации пенсионных систем, результатом которой будет реализация прав трудящихся на справедливое получение пенсий в соответствии с накопленным стажем и отчислениями, которые осуществлялись в течение трудовой деятельности, а также с учетом специфики стран, которые являются экспортерами рабочей силы - прежде всего Кыргызская Республика и Республика Армения.


4.    Совершенствование нормативно-правовой базы ЕАЭС в сфере введения временных мер (ветеринарных, фитосанитарных, санитарных, нетарифных, специальных экономических)

Договорно-правовая база ЕАЭС  на сегодняшний день обладает существенным пробелом на предмет правового регулирования временных мер как внутри ЕАЭС, так и в отношении третьих стран. Так, например ситуация, которая сложилась  на кыргызско-казахстанской границе осенью 2017 года, а также ситуация с российскими специальными экономическими мерами показала необходимость  полноценной нормативно-правовой базы в праве ЕАЭС для введения временных мер, в независимости от того, какого характера эти меры и в какой сфере они вводятся.

В странах участницах ЕАЭС согласно Договору о ЕАЭС в рамках функционирования внутреннего рынка во взаимной торговле товарами государства-члены не применяют ввозные и вывозные таможенные пошлины, меры нетарифного регулирования, специальные защитные, антидемпинговые  и компенсационные меры за исключением случаев, предусмотренных Договором о ЕАЭС. Также согласно подпункту 5 пункта 1 статьи 25  Договора о ЕАЭС в Союзе осуществляется свободное перемещение товаров между территориями государств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ветеринарно-санитарного, карантинного фитосанитарного), за исключением случаев, предусмотренных Договором.


Такие исключения предусматриваются статьей 29 Договора о ЕАЭС, которая предусматривает, что государства-члены во взаимной торговле товарами вправе применять ограничения (при условии, что такие меры не являются средством неоправданной дискриминации и скрытым ограничением торговли» в случае, если такие ограничения необходимы для охраны жизни и здоровья человека, защиты общественной морали и правопорядка, охраны окружающей среды, охраны животных и растений, культурных ценностей, выполнения международных обязательств, обеспечения обороны страны и безопасности государства-члена. По данным основаниям оборот отдельных категорий товаров может быть ограничен. При этом порядок перемещения данных товаров определяется в соответствии Договором о ЕАЭС и международными Договорами в рамках Союза.

Также по данным основаниям могут быть введены санитарные, ветеринарно-санитарные  и карантинные фитосанитарные меры в порядке, которые определяется разделом 11 Договора о ЕАЭС.

В некоторых случаях, в таких как нетарифные меры, право ЕАЭС достаточно отрегулировано, однако только в отношении третьих стран.  Протоколом о мерах нетарифного регулирования, Приложение № 7 к Договору о ЕАЭС  определяется порядок применения Союзом мер нетарифного регулирования в отношении третьих стран.  Однако данным Протоколом не регулируются случаи, когда данные меры могут быть введены в одностороннем порядке одной из стран.  Под нетарифными мерами в данном случае понимаются временные запреты и  количественные ограничения, а также разрешительный порядок ввоза и вывоза на территорию Союза. При этом стоит отметить, что специальные экономические меры не имеют отражения в правовой базе Союза, однако наиболее близки по характеру к мерам нетарифного регулирования.

Несмотря на то, что введение специальных экономических мер - это национальная прерогатива каждой из стран и является экстренной мерой в целях изменения экономической ситуации, между государствами-членами ЕАЭС отсутствует порядок введения  таких мер, как в отношении третьих стран, так и в случае введения в отношении другого государства-члена ЕАЭС. При этом, например национальное законодательство Российской Федерации предусматривает введение временных мер в отношении третьих стран. 


Одновременно с этим, если взять ситуацию с санитарными, ветеринарно-санитарными и карантинными фитосанитарными мерами, то также существует некоторая двусмысленность. Согласно пункту 4 статьи 56 Договора о ЕАЭС каждое из государств-членов имеет право разрабатывать и вводить временные санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры, при этом порядок взаимодействия уполномоченных органов государств-членов при введении временных санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер утверждается ЕЭК. Такой порядок был утвержден Советом ЕЭК Решением от 16 мая 2016 года № 149. 

Данный порядок определяет алгоритм взаимодействия государств-членов при введении одним из них временных санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинно-фитосанитарных мер.

Подпунктом 6 данной статьи определяется, что применение санитарных, ветеринарно-санитарных, карантинных фитосанитарных мер и взаимодействие уполномоченных органов государств-членов ЕАЭС осуществляется согласно Приложению № 12 Договора о ЕАЭС.

Согласно данному приложению каждое из государств-членов имеет право разрабатывать и вводить временные карантинные фитосанитарные меры в случае:

1) ухудшения карантинной фитосанитарной ситуации на своей территории;

2) получения от соответствующих международных организаций, государств-членов и (или) третьих стран информации о принимаемых карантинных фитосанитарных мерах;

3) если соответствующее научное обоснование применения карантинных фитосанитарных мер является недостаточным или не может быть представлено в необходимые сроки; 

4) систематического выявления карантинных объектов в подкарантинной продукции (подкарантинных грузах, подкарантинных материалах, подкарантинных товарах), ввозимой из третьих стран.


Таким образом, в данном пункте появляется уточнение, что временная мера вводится отношении третьих стран.  Однако в Порядке взаимодействия государств-членов при введении временных санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинно-фитосанитарных мер отсутствует уточнение, в каких случаях применяется данный порядок: при введение временных мер только в отношении третьих стран или также при введении одним государством-членом в отношении другого государства-члена ЕАЭС.

В итоге, стоит отметить, что законодательство ЕАЭС противоречиво в области введения мер, которые могут быть применены как в отношении третьих стран, так и внутри Союза. Например, в случае с антидемпинговыми, специальными и защитным мерами такие противоречия отсутствуют, так как отсутствие таможенных границ внутри Союза исключает в принципе возможность применения таких мер государствами членами в отношении друг друга. Однако в случае исключений, которые предусмотрены статьей 29 Договора о ЕАЭС необходим отдельный порядок или алгоритм, единый для всех стран, который позволяет установить основные принципы введения таких мер, позволит классифицировать данные меры, а также определить порядок взаимодействия государств-членов ЕАЭС. При этом такой алгоритм может быть в отдельности для каждой из сфер, как в случае с ветеринарными и фитосанитарными мерами, так и быть общим для всех и определяющим общие правила. Разработка недостающих нормативных актов или отдельного приложения к Договору о ЕАЭС позволит заполнить пробел в данной области, унифицировать подходы государств-членов при введении мер, которые могут иметь последствия для свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы и будут иметь однозначное прочтение всеми участниками интеграционного объединения.


  1. Недостаточное регулирование в сфере ввоза и перемещения опасных отходов на территории ЕАЭС

Кыргызская Республика присоединилась к ЕАЭС и территория Кыргызской Республики стала частью общей таможенной территории Союза. Однако, стоит отметить, что несмотря на то, что таможенный границ внутри ЕАЭС нет, перемещение пестицидов и отходов внутри таможенной территории не отрегулировано договорно-правовой базой Союза.

В международном праве одними из основных документов, которые регулируют перемещение опасных отходов являются три конвенции: Базельская конвенция по контролю над трансграничным перемещением опасных отходов и их удалению, Роттердамская конвенция по процедуре согласия на основе полной информации в отношении определенных опасных химикатов и пестицидов в международной торговле и Стокгольмская конвенция «О стойких органических загрязнителях».


Так, все страны  члены Союза являются участниками трех природоохранных конвенций, которые  регламентируют перемещение опасных и особо опасных отходов. Три Конвенции охватывают основные положения (элементы) управления  жизненным циклом опасных химически веществ.

- Роттердамская Конвенция

Основная цель: способствовать совместной ответственности и общим усилиям сторон в международной торговле некоторыми опасными химическими веществами для защиты здоровья человека и окружающей среды, и способствовать правильному их использованию  в окружающей среде

Действует в отношении запрещенных и строго ограниченных химических веществ для защиты здоровья человека или окружающей среды

- Стокгольмская Конвенция

Основная цель: Защищать здоровье человека и окружающей среды от вредного воздействия персистентных или стойких органических загрязнителей  (далее – СОЗ).

Действует в отношении химических веществ, которые являются персистентными, биокумулятивными и токсичными.

Справочно:

СОЗы - это такие химическими вещества, которые являются:

  • устойчивыми, био-аккумулятивными и токсичными;

  • имеют потенциал длительного перемещения в окружающей среде;

  • намеренно производимые – пестициды и промышленные химические вещества

  • ненамеренно производимые


- Базельская Конвенция касается всех химических веществ, при рассмотрении их с точки зрения трансграничного перемещения опасных отходов.

Основные цели:

  • Сократить до минимума трансграничное перемещение опасных отходов

  • Проводить уничтожение опасных отходов, как можно ближе к источнику их образования

  • Минимизировать образование опасных отходов в зависимости от их количества и степени опасности

Действует в отношении таких материалов, как взрывчатые, воспламеняющиеся, отравляющие, инфекционные, коррозийные, токсичные, эко-токсичные

Предусматривает процедуру  уведомления о трансграничном перемещении опасных отходов или других отходов, основанном на предварительно обоснованном согласии, представленном в письменной форме 


Необходимо отметить, что в ЕАЭС трансграничное перемещение отходов регулируется Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 21.04.2015 № 30, которым утвержден Единый перечень товаров, к которым применяются меры нетарифного регулирования в торговле с третьими странами и Положение о порядке ввоза и (или) вывоза этих товаров. Также отдельные положения Технических регламентов ЕАЭС и Таможенного союза регулируют химическую безопасность, такие как  ТР ЕАЭС 037/2016 «Об ограничении применения опасных веществ в изделиях электротехники и радиоэлектроники», ТР ЕАЭС 039/2016 «О требованиях к минеральным удобрениям», ТР ЕАЭС 041/2017 «О безопасности химической продукции», ТР ТС 030/2012 «О требованиях к смазочным материалам, маслам и специальным жидкостям» и ТР ТС 008/2011 «О безопасности игрушек»


В каждом из государств — членов ЕАЭС есть свои нормативные правовые акты, регулирующие обращение опасных отходов. 

  •  в Российской Федерации такими актами являются федеральные законы от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»

  •  в Республике Беларусь основным правовым актом является Закон Республики Беларусь от 20.07.2007 № 271-З «Об обращении с отходами», 

  •  в Республике Казахстан — Экологический кодекс Республики Казахстан от 09.01.2007 № 212-III и постановление Правительства Республики Казахстан от 11.07.2007 №594 «Об утверждении Правил ввоза, вывоза и транзита отходов», 

  •  в Кыргызской Республике — законы Кыргызской Республики от 13.11.2001 № 89 «Об отходах производства и потребления» и от 08.05.2009 № 151«Общий технический регламент по обеспечению экологической безопасности в Кыргызской Республике»,

  •  в Республике Армении — Закон Республики Армении от 24.11.2004 «Об отходах».


Стоит отметить, что законодательства государств-членов не достаточно унифицированы в этой сфере и частично различаются.

Такие различия есть, например, как в части самого определения опасных отходов, так и в части распределения последних по классам опасности. 

При этом само по себе законодательство ЕАЭС не дает определения понятию «опасные отходы». Таким образом, каждая страна самостоятельно решает, что будет подразумеваться под данной категорией на своей территории.  И списки запрещенных к ввозу веществ могут различаться.

В результате опасные отходы могут быть с легкостью ввезены на таможенную территорию ЕАЭС, в то время как законодательство страны — участницы Союза запрещает ввоз таких отходов на свою территорию с целью захоронения и обезвреживания, и, попав на территорию одной из стран-участниц, опасные отходы могут свободно перемещаться и по территориям других государств-членов ЕАЭС.

Такая же ситуация характеризует и международную торговлю пестицидами, поскольку списки разрешенных пестицидов в каждой стране могут отличаться, а Республика Беларусь не является Стороной Роттердамской конвенции и через ее территорию могут проникать на территорию ЕАЭС запрещенные пестициды.

Различия в данной сфере влияют не только на здоровье и состояние окружающей среды государств-членов ЕАЭС, но и наносят ущерб бизнесу, создавая правовую неопределенность в отношении товаров, которые обращаются на таможенной территории ЕАЭС. 

Таким образом, необходима унификация законодательств государств — членов Союза в такой важной области, как обращение экологически опасных химических веществ и отходов.


  1. Совершенствование нормативно-правовой базы в сфере транспортного законодательства в части транзита по территориям стран ЕАЭС, а также в сфере введения специальных экономических мер

В сфере транспорта в Договоре о ЕАЭС согласно статье 86 в Союзе осуществляется скоординированная (согласованная) транспортная политика. Это значит, что государства-члены должны координировать свои действия при осуществлении транспортной политики. Согласно данной статье одним из основных приоритетов является формирование единого транспортного пространства.

Согласно Приложению № 24 «Протокол о скоординированной (согласованной) транспортной политике» Договора о ЕАЭС (далее – Протокол) единое транспортное пространство - совокупность транспортных систем государств-членов, в рамках которой обеспечивается беспрепятственное передвижение пассажиров, перемещение грузов и транспортных средств, их техническая и технологическая совместимость, основанные на гармонизированном законодательстве государств-членов в сфере транспорта.

Подпункт 2 пункта 4 Протокола, согласно которо