Начало статьи доступно по адресу: http://www.cetrn.org/ru/post/tsifrovizatsiya-v-kyrgyzstane-riski-perspektivy-ugrozy-chast-i 


Основная из них упирается в плоскость цифрового суверенитета, который в настоящее время во многом определяется тем, каким программным обеспечением и компьютерным оборудованием той или иной страны  мы пользуемся. Поскольку страны Центральной Азии не входят в число высокотехнологичных государств, они минимально вовлечены в создание новых цифровых технологий, как на уровне софта, так и инновационного оборудования. Это ставит их в полную зависимость от мировых производителей и поставщиков такой продукции.

Другим важным вызовом для государств региона может стать проблема контроля за социальными сервисами. Активно перемещающиеся личностные и групповые контакты, обмен информацией и контролируемые извне призывы могут стать источником опасности на государственном уровне. Как показывает мировая практика, социальные сети и мессенджеры не раз использовались для формирования определенного общественного мнения, подготовки беспорядков и т.д. Не обладая достаточными техническими инновационными средствами, государства региона слабо контролируют информационные потоки в сети интернет. А поскольку штаб-квартиры иностранных компаний, которым принадлежат эти социальные сервисы, находятся за пределами региона, маловероятно, что они согласятся на сотрудничество и предоставление какой-либо информации. В этом же разрезе представляет определенную опасность сбор этими компаниями информации о гражданах стран Центральной Азии, так как она может быть использована позднее в различных целях.

Это приобретает особое значение в условиях постепенно нарастающего политического противостояния в мировом масштабе, так как оно неизбежно переходит в экономическую сферу, где уровень цифровизации растет колоссальными темпами. В подобных условиях государства Центральной Азии должны формировать свой суверенитет в цифровом измерении. Тем более, что на территории региона активно пересекаются две мировых информационных экосистемы – американская, сформированная крупнейшими корпорациями, и китайско-российская. Причем, тесное сотрудничество между Китаем и Россией постепенно усиливается именно по политическим соображениям, хотя КНР в последние несколько лет активно налаживает контакты с РФ и в сфере инновационных цифровых технологий.

Этот фактор ставит перед государствами Центральный Азии задачу о необходимости поиска стратегии, которая позволила бы сформировать свой цифровой суверенитет на стыке отмеченных двух экосистем, так как технологическая и экономическая зависимость от них, вгоняет их в особые условия. Ожидать существенных изменений при существующем балансе (при котором страны региона все также будут потребителями программного обеспечения, оборудования и смартфонов американских цифровых платформ, их цифровых сервисов и все это –  при экономическом доминировании КНР вкупе со значительным использованием российского софта и социальных сервисов) не приходится. Если здесь и будут какие-либо подвижки, то сравнительно небольшие и постепенные.


Денис Бердаков, эксперт по региональной торговле