Сельское хозяйство до сих пор играет особую и очень важную роль в экономическом развитии современных стран Центральной Азии, даже в тех из них, где имеется значительный индустриальный потенциал. Последнее, конечно же, относится к Казахстану и Узбекистану и в меньшей мере – к Туркменистану (впрочем, здесь заметное место в экономике занимает добыча углеводородов), которые можно на настоящий момент охарактеризовать как аграрно-индустриальные, в то время как остальные страны региона (Кыргызстан и Таджикистан) преимущественно аграрными. 

Впрочем, облик сельскохозйственного сектора в Центральной Азии в значительной мере связан с историческим прошлым региона, точнее, с его традиционным разделением на преимущественно животноводческую (кочевую) на севере и земледельческую в оазисах на юге. Все это до сих пор отчасти накладывает отпечаток на хозяйственную деятельность населения вне урбанизированных центров региона. И даже если учесть существенные изменения экономического уклада, произошедшие в центральноазиатских республиках в советский период, в первую очередь – внедрение традиций выращивания ряда земледельческих культур на территории, где доминировало кочевое хозяйство, все же ряд исторически заложенных экономических тенденций прослеживается до сих пор. Однако чтобы разобраться в особенностях аграрного сектора и его потенциала в экономической жизни современных стран нашего региона, необходимо подробнее остановиться на его специфике в каждой из них.  

Казахстан. Особенностью этой страны является то, что здесь вполне хорошо развиты, как земледельческий (более 47 % от всей сельскохозяйственной продукции), так и животноводческий (соответственно, до 53 %) секторы сельского хозяйства. Причем, последний из них даже незначительно опережает первый. 

Основная часть посевных площадей в Казахстане отведена под производство высококачественного зерна, в первую очередь – пшеницы (до 80 % от общего количества зерновых), составляя практически 75 % от всех обрабатываемых площадей (преимущественно в Центральном и Северном Казахстане). В стране выращивается более 100 различных сортов и их гибридов этой зерновой культуры, но наибольшая ставка при этом сделана на так называемые твердые сорта (дурум), которые обладают наиболее высоким уровнем качества, поэтому пользуются на мировом рынке наибольшим спросом. Второй по значимости зерновой культурой в Казахстане остается кукуруза, на которую приходится большая часть остальных посевных площадей. 

К настоящему времени Казахстан практически вышел на второе место, после России, по производству зерна и продукции на его основе в странах СНГ, а в регионе он остается главным их производителем. 

Поступательно в последние годы в этой стране растут сельскохозяйственные угодья отводимые под посевы масличных культур, в основном – подсолнечника, которые располагаются по большей части Восточном, Северном и Центральном Казахстане. Основная его часть идет на производство растительного масла, по объемам которого страна занимает первое место в Центральной Азии и уступает только России и Украине на просторах СНГ. 

В Казахстане, помимо зерновых и масличных культур, в южной части страны большие сельскохозяйственные площади заняты под картофель и другие овощи (огурцы, лук, томаты, болгарский перец и др.). Основная их часть выращивается в Алматинской области и, в несколько меньшей мере – Джамбульской и Туркестанской областях. Эти же области страны также славятся различными видами бахчевых культур (в основном дынями и арбузами). Также в последние несколько лет в Алматинской области налаживается выращивание сои, посевы которой постепенно растут. Заметное место в южных районах страны в аграрном секторе занимает возделывание сахарной свеклы и табака. 

Под животноводство в Казахстане также отведены значительные пастбищные угодья (до 84 % от общей площади сельскохозяйственных земель), которое здесь более всего ориентировано на мясное производство. На этом фоне интересно то, что в последнее десятилетие в этой республике заметно увеличивается поголовье лошадей – практически на треть, верблюдов – на более чем 20 %, овец и крупного рогатого скота – порядка на 8 %, при снижении количества свиней – более чем на треть. Хотя в то же время несколько увеличивается продуктивность птицеводства – на более чем 30 %. Впрочем, производство объемов мяса в убойном весе, несмотря на увеличение поголовья скота, все же растет относительно слабо – всего на 3 с небольшим %. 

Гораздо более скромные результаты наблюдаются в производстве молока, несмотря на предпринимаемые казахстанской стороной попытки ее наращивания. В период с 2011 по 2018 годы производство молока и молочных продуктов здесь незначительно возрастает – всего на 2 %. По этой причине Казахстан полностью пока что не может покрыть внутренний спрос на них. Поэтому заметная их часть, особенно в южных и юго-восточных областях этой республики, традиционно ввозится из соседнего Кыргызстана, а в ряде северных – из России. 

Узбекистан. В структуре сельского хозяйства этого государства растениеводство в заметной мере доминирует над животноводством, что вполне закономерно, учитывая традиционные его особенности экономики. Наиболее стратегическим направлением в современном агарном секторе экономики Узбекистана остается возделывание хлопка (под него отведено более трети всех сельскохозяйственных угодий) и зерновых культур (чуть менее половины сельхозугодий) – в первую очередь, пшеницы, но важное место также занимает выращивание кукурузы и ячменя. 

При этом необходимо учесть, что с начала 1990-х годов площадь, отводимая под хлопчатник была постепенно сокращена почти 30 %. Однако, несмотря на это Узбекистан продолжает оставаться крупнейшим производителем хлопка-сырца, как в Центральной Азии, так и на просторах СНГ. Также по различным оценкам он дает до 5 % от общемирового производства этого вида сырья.   

Освобожденные от хлопка сельскохозяйственные земли в основном были пушены под возделывание злаковых культур, так страна традиционно испытывает дефицит зерна при поступательно растущей численности населения. По этой причине, начиная с начала 1990-х годов сельскохозяйственные земли, отведенные под выращивание пшеницы и других зерновых культур, увеличились с 24 до 45 %. Однако даже это в полной мере не покрывает потребности этой республики в зерне, которое ввозятся сюда в основном из соседнего Казахстана (до 1,5 млн. тонн в год).   

За годы независимости Узбекистан стал гораздо больше выращивать овощей. К примеру, только производство картофеля выросло более, чем в два раза, а других овощей – в среднем в 1,5 раза. Заметную роль в сельском хозяйстве современного Узбекистана продолжает играть культивирование бахчевых и плодово-ягодных культур, урожайность которых удалось повысить в среднем в два с лишним раза. Основная их часть, впрочем, идет на внутренний рынок страны, в отличие от производимых на основе последних – сухофруктов. 

Гораздо более скромное место в аграрном секторе экономики Узбекистана занимает животноводство, основная часть которого сосредоточена в Джизакской, Навоийской, Кашкадарьинской, Хорезмской областях и Каракалпакии. Здесь акцент сделан в основном на разведение мясомолочных пород скота – крупного рогатого, овец и коз, поголовье которых выросло с 2001 года по настоящий момент в два с лишним раза. Заметное оживление переживает птицеводческая отрасль, в которой фиксируется прирост более чем в 5 раз по количеству домашней птицы.      

Фиксируемое увеличение количества коров в Узбекистане за менее чем десятилетний период приводит к тому, что за этот же период эта республика смогла нарастить производство молока в более чем два раза. Это позволило покрыть не только потребности внутреннего рынка, но подать серьезную заявку на то, чтобы претендовать на роль экспортера продукции на его основе за рубеж (по данным на 2016 год Узбекистан занял 19 место в мире по объемам производства цельного молока в мире).  

Таджикистан. Сельское хозяйство играет особую роль в экономической деятельности в этой республике. Природные условия позволяют практиковать здесь  земледелие, и скотоводство, но все первое развито больше. 

Основной зерновой культурой в Таджикистане продолжает оставаться пшеница, объем производства которой в целом не растет на протяжении всего периода независимости этой страны. Получаемые урожаи пшеницы не позволяют покрыть внутренний спрос, так что республика традиционно ввозить значительные объемы зерна и готовой муки из Казахстана и других стран. 

Все еще огромное значение в сельском хозяйстве страны имеет культивирование хлопчатника, остающегося главной сельскохозяйственной культурой Таджикистана. Выращивается он преимущественно в западных и северных районах страны (Районы республиканского подчинения, Согдийская и Хатлонская области). И хотя на протяжении всего периода независимости его урожайность постепенно падает, все же на пахотные угодья, на которых он выращивается, приходится почти треть. Практически 80 % производимого хлопка-сырца идет на экспорт в страны СНГ и за его пределы.

Также большое значение в экономической жизни Таджикистана занимает садоводство, которое сосредоточено преимущественно в долинных районах Согдийской (до 50 % общего урожайного сбора) и Хатлонской областей (до 33 % урожайных сборов). Основными плодово-ягодными культурами при этом являются абрикос, персик, слива и черешня. Производство именно этих категорий поступательно растет на протяжении последних пятнадцати лет (урожайность возрастает практически в 2,5 раза). Параллельно с этим возрастают объемы производимых сухофруктов, значительная часть которых идет на экспорт в страны СНГ.   

Более скромное место в агарном секторе Таджикистана занимает скотоводство, представленное в основном в горных районах центра и востока страны (Горный Бадахшан). Оно носит преимущественно мясной характер. В структуре разводимых домашних животных доминирование принадлежит козам и овцам, в несколько меньшей мере – крупному рогатому скоту. Особняком в этом отношении стоит яководство, традиционно практикующееся в высокогорных районах Памира (на него приходятся 85 % поголовья яков страны). Хотя яки были также завезены в ряд горных районов на западе Таджикистана и продолжают выращиваться и там.    

Впрочем, несмотря на то, что примерно половина всех сельскохозяйственных территорий в Таджикистане используется под пастбища, внутренние ресурсы животноводства не покрывают в полной мере потребности населения в мясе, и тем более – в молочных продуктах. Эта нехватка особенно заметна в западных районах республики.   

Кыргызстан. Отличается достаточно сбалансированным сочетанием животноводства и земледелия в сельском хозяйстве, и имеет почти равные доли в структуре валовой продукции этой отрасли экономики. 

Земледелие традиционно развито в долинных районах республики, и на него приходится немного менее 13 % всех сельскохозяйственных угодий. Больше их половины занято под зерновые культуры – пшеницы, кукурузы и ячменя. Очень важную роль также играет выращивание в ряде регионов страны картофеля, фасоли, подсолнечника и др. В Чуйской долине сохраняется значение возделывание сахарной свеклы. А в южных областях Кыргызстана традиционно заметное место в сельском хозяйстве отводится хлопководству. 

Значительное место в растениеводстве Кыргызстана занимает садоводство, ориентированное на выращивание значительных объемов абрикоса, персика, черешни, винограда и др. фруктов и ягод, с которым традиционно связано изготовление сухофруктов, которые идут также на внешний рынок. Бахчевые культуры хотя и выращиваются не в таких масштабах, все же носят важный характер в этой отрасли сельского хозяйства, особенно в южной части страны и частично в Чуйской долине. 

Особенно стоит остановиться на традиционном богатстве Кыргызстана орехово-плодовыми ресурсами, в первую очередь – грецким орехом, который получается как с посадок его культурных видов, так и с реликтовых лесов в Джалал-Абадской области. Также в нашей республике имеется местное производство фисташек и миндаля. 

Животноводство в Кыргызстане носит мясомолочный характер и распространено повсеместно в стране. На него приходится 87 % всех сельхозугодий. Основное поголовье скота представлено овцами и крупным рогатым скотом, в несколько меньшем объеме представлены лошади, хотя поголовье всех этих категорий на протяжении последних десяти лет медленно, но растет (хотя и не достигло показателей начала 1990-х годов). Исключение составляют только свиньи, поголовье которых сократилось в 8 раз. Местами в Кыргызстане (Нарынская и Ошская области) практикуется разведение яков, но оно носит сравнительно небольшой характер и имеет тенденцию к сокращению. Недостаточно в Кыргызстане развито также птицеводство, которое не может покрыть даже 5 % от потребляемого объема мяса домашней птицы в стране.     

Туркменистан. Сельское хозяйство в структуре экономики этой республики занимает относительно скромное место, так как ведущей ее отраслью продолжает оставаться добыча углеводородов. 

Под обрабатываемые земли отведено всего 6 % территории страны. Причем, почти половина из этих сельхозугодий используется для выращивания пшеницы, а еще чуть меньше трети – для культивации хлопчатника (объемы его производства в стране за годы независимости увеличились в 21 раз). Еще порядка 8 % пригодных для растениеводства площадей используется в качестве бахчей и садов. И хотя Туркменистану за годы независимости удалось повысить урожайность зерновых, овощей и фруктов, страна все же до конца не может закрыть внутренние потребности в этих категориях продовольственных продуктов и вынуждена их завозить. 

Животноводство занимает несколько меньшее значение в сельском хозяйстве Туркменистана. Однако за годы независимости оно переживает определенный подъем, хотя территория пастбищ несколько сокращается. Эта отрасль хозяйства имеет мясомолочную направленность. Показательно, что за годы независимости, поголовье основных видов скота заметно увеличивается: крупного рогато – почти в 3 раза, овец и коз – в 3,2 раза, верблюды – в 1,5 раза. Домашней птицы за этот же период стали разводить более чем в 3,5 раза. Поэтому, в отличие от земледелия, животноводство в Туркменистане практически полностью покрывает потребности населения в производимой этой отраслью пищевой продукции.  

Итак, обзор сельскохозяйственного потенциала в каждой из республик Центральной Азии позволяет наметить его генеральные особенности и возможности для развития экспортной торговли как на региональном уровне, там и за пределами Центральной Азии. 

В этом отношении выясняется, что в большинстве стран региона да основные отрасли сельского хозяйства в полной мере не покрывают всех внутренних потребностей населения в пищевых продуктах, которые ими производятся. Но в каждой из стран в этом отношении имеются свои нюансы. 

Казахстан, к примеру, почти полностью обеспечивая себя мясом и мясными продуктами (некоторое исключение составляет мясо птицы), в то же время испытывает значительные потребности в молочных продуктах, которые ввозятся из соседних Кыргызстана и частично – из Узбекистана, а также из России. Выступая мощнейшим в регионе производителем и поставщиком зерна, Казахстан в тот же момент испытывает традиционную зависимость в импорте (на 86 %) значительного количества овощей, фруктов, ягод, орехов и сухофруктов, которые он получает от своих южных соседей – Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Также наблюдается несколько парадоксальный момент: Узбекистан, закупая высокие объемы казахстанского зерна, перемалывает его на своих мукомольных предприятиях и поставляет дальше – как в соседний Таджикистан, так и дальше – в Афганистан, потеснив таким образом мукомолов из самого Казахстана. 

Узбекистан, обладая самым многочисленным и продолжающим расти населением в регионе, также не обеспечен в полной мере агропродукцией. Добившись собственной обеспеченности молоком и молочными продуктами, он вынужден ввозить мясо и мясные полуфабрикаты, как из соседнего Казахстана, так и других стран. Помимо этого страна вынуждена ввозить значительные объемы сахара, который закупается в основном за пределами региона – на Украине и в более отдаленных станах. В то же время он остается поставщиком на региональном уровне молока, фруктов, ягод и части овощей. А производство хлопка-сырца – продолжает оставаться стратегическим направлением этой страны. 

Таджикистан на региональном уровне оказался наряду с Туркменистаном одними из наиболее уязвимых стран при учете потенциалов их сельского хозяйства. Они вынуждены импортировать значительную часть пищевых продуктов как из соседних стран по региону, так и из более отдаленных (в первую очередь – зерно и мучные продукты). Но в то же время обе страны имеют свои позитивные стороны развития сельскохозяйственной отрасли экономики: Таджикистан является одним из достаточно крупных производителей и поставщиков фруктов и сухофруктов, а Туркменистан способен покрывать се внутренние потребности по мясомолочной продукции. И, кроме того, обе страны производят заметные объемы хлопка-сырца, служащий источником для экспорта.   

Кыргызстан также, несмотря на относительную сбалансированность в сельском хозяйстве животноводства и земледелия, все же вынужден импортировать значительную часть зерна и муки, растительного масла, мяса (в основном птицы), яиц и др. Но в то же время наша республика является заметным экспортером фасоли, ягод, фруктов, орехов и сухофруктов. 

Поэтому к настоящему времени вполне хорошо вырисовывается локальный экспортный потенциал каждой из стран Центральной Азии. Тот же Казахстан обладает заметным экспортным потенциалом не только в своей традиционной позиции – продаже зерна, постепенно он становится региональным производителем сои и соевых продуктов, значительная часть которых сейчас пока что уходит в соседнюю КНР. Также страна может со временем стать экспортером мяса и мясных продуктов, учитывая значительную государственную поддержку этой отрасли. Но пока что поставки этих категорий продукции оцениваются в немногим более 0,1% от всего реализуемого экспортного потенциала республики. Но уже налаживаются каналы поставок казахстанских мясных продуктов в соседний Китай. 

Узбекистан наряду с Туркменистаном и в меньшей мере – Таджикистаном  все еще остаются крупными производителями и поставщиками за рубеж хлопка, выступающие во всех этих странах стратегическим товаром, причем, преимущественно на рынках за пределами СНГ. Кроме того, Узбекистан и Таджикистан все более делают ставку в повышении своего экспортного потенциала на производство внушительных объемов – фруктов и ягод, в том числе сухофруктов. Так, в последние годы значительные площади в Узбекистане отводятся под огромные черешневые сады, которые в ближайшие годы должны существенно пополнить статьи экспорта этой республики. В соседнем Таджикистане также возрастают сельхоугодья, отводимые под сады абрикоса, персика и сливы. Эта страна также является одной из крупнейших по производству и поставкам сухофруктов – в первую очередь, кураги, которая вывозится не только в страны СНГ, но и сейчас таджикские производители пытаются наладить поставки в страны дальнего зарубежья.    

Кыргызстан также обладает значительным экспортным потенциалом товаров сельского хозяйства. В данном случае потенциально выгодной является направление поставок молочных продуктов из Кыргызстана – сыров, молока, кисломолочной продукции. Республика уже в течении почти десятилетия считается одним крупнейших производителей высококачественной фасоли на региональном уровне, значительная часть которой идет экспорт – преимущественно в Турцию. Также Кыргызстан, являясь достаточно крупным региональным производителем грецкого ореха, может в определенной мере обеспечить этим видом продукта соседние страны – Казахстан, Таджикистан, а также Китай. В последнее время налаживается канал поставки орехов из нашей республики в страны Европы.  

Столь различный экспортный потенциал различных республик Центральной Азии в реализации продукции сельского хозяйства во многом детерминирован различным подходом в них по поддержке и развитию этой отрасли экономики. К примеру, Узбекистан и Туркменистан создали ряд крупных государственных агрокорпораций, особенно в хлопководческой отрасли, так как «белое золото» является приоритетным товаром для этих стран. В Таджикистане государство также является главным скупщиком хлопка-сырца. В производстве фруктов и ягод и последующих их поставках за рубеж все большее значение начинает приобретать крупный бизнес – позитивные подвижки в этом направлении заметны в Кыргызстане и Таджикистане. В Казахстане производство мяса и его полуфабрикатов становится также все более приоритетной отраслью сельского хозяйства, а благодаря ее государственной поддержке в последние 5-6 лет в нее начинает вкладываться крупный бизнес. 

Иностранные инвестиции в сельском хозяйстве стран Центральной Азии пока незначительны. Более всего они заметны в Казахстане, где бизнесмены из КНР арендуют значительные сельскохозяйственные угодья для выращивания целого кластера растений, основная часть которого затем поставляется в Поднебесную. Впрочем, экспансия китайского крупного агрокапитала в пограничных областях Казахстана вызывает опасения в самой республике, так как, по мнению ряда экспертов, может угрожать продовольственной (а соответственно – и национальной безопасности) страны. 

В то же время развитие сельскохозяйственной отрасли в странах Центральной Азии во многом развивается противоречиво и неравномерно. Это связано с различными путями ее становления и последующей эволюции в постсоветский период. В Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане государство пошло по пути распределения земельного фонда в сельской местности. В Кыргызстане, Казахстане и Таджикистане большую часть сельхозпродукции производят крестьянские и личные подсобные хозяйства. Это делает сам процесс ее производства низковалифицированным, почти лишенным современным агротехнологий, технического инновационного оснащения и т.д. В Узбекистане и Туркменистане, где действуют программы государственного заказа и закупок, устанавливаются достаточно низкие закупочные цены для крестьянских и фермерских хозяйств. Все это в комплексе делает сельское хозяйство для основной части неурбанизированных районов региона низкорентабельным, где значительный доход от последующей реализации и переработке получают посреднические компании, государство и обычные перекупщики. В подавляющем большинстве  производители сельхоз продукции из-за сравнительно малых объемов собственной продукции закономерно отсечен в большинстве случаев как внутреннего рынка в странах Центральной Азии, так и от поставок агропродукции за рубеж.  

Впрочем, переход к фермерской модели развития подобно тому, что в настоящее время имеется в Западной Европе или же США в ближайшее время не произойдет в странах Центральной Азии. С одной стороны, он предполагает обозначенную выше инновационную технологизацию производства в агарном секторе, что позволило бы получать и более высокие урожаи, и повысить производство целого кластера товаров. Но, с другой стороны – приведет к обезземеливанию большей части сельского населения, которое во всех республиках региона составляет более половины населения, что в свою очередь – чревато большими социальными и политическими потрясениями, не приемлемыми для правящих элит региона. 

В то же время одной из основных проблем в развитии сельского хозяйства в странах Центральной Азии остается ее низкая взаимосвязь соответствующим сектором пищевой промышленности, которая могла бы осуществлять полную или частичную переработку и консервацию аграрной продукции. Это в конечном счете существенно замедляет развитие этого сектора экономики, еще более снижая его рентабельность. Поэтому только создание крупных государственных корпораций по хранению, переработке и последующей реализации за рубежом продукции аграрного сектора существенно помогло и развило бы эту отрасль, обеспечив стабильное пополнение бюджета не только самих республик региона, но и значительной части сельского населения. Это в конечном итоге способствовало бы постепенному переходу значительной части фермерских и крестьянских хозяйств к более современным методам ведения сельского хозяйства в целом. 

Также необходимо учесть, что поэтапному развитию сельскохозяйственной отрасли стран Центральной Азии во многом может способствовать расширения рынка и возможностей экспорта собственной продукции. В настоящее время они во многом ограничены, в том числе и региональными рамками, за которые пока что страны СНГ выходят в недостаточной мере, выводя на внешние рынки в основном стратегически важные товары – хлопок и зерно. Впрочем, присоединение к ряду соглашений экономического характера открывает новые возможности и для других наименований агропродукции. К примеру, членство Казахстана и Кыргызстана в ЕАЭС позволило подключиться к огромному рынку стран-участниц этой организации, в результате чего постепенно поставки целого ряда сельскохозяйственных товаров с каждым годом из этих стран возрастают. Другим положительным примером стало присоединение Кыргызстана к соглашению ВСП+ в 2016 году, позволившее поставлять ряд позиций товаров, в том числе сельскохозяйственных, в страны ЕС – в основном фасоль и сухофрукты. С декабря 2013 года действует «зеленый коридор» для поставок сельхозпродукции из Казахстана в КНР. И в настоящее время ведутся переговоры об открытии аналогичного упрощенного импорта агропродукции из Кыргызстана. 

Все это дает надежду на постепенное наращивание экспортного потенциала сельского хозяйства стран Центральной Азии не только в рамках региона, или же СНГ, но и выход на межрегиональный рынок сельхозпродукции. 

Денис Бердаков, политолог